Гарт Фрэнсис Брет - Человек Из Солано



Фрэнсис Брет Гарт
ЧЕЛОВЕК ИЗ СОЛАНО
Он подошел ко мне в фойе оперного театра, в антракте, любопытная фигура,
какой не увидишь даже на сцене. Его костюм, в котором не было и двух частей
одного цвета, был, по-видимому, куплен и надет за час или за два до спектакля
- на это прямо указывал ярлык магазина готового платья, пришитый к воротнику и
довольно назойливо сообщавший нисколько не заинтересованной публике номер,
размер и ширину одеяния. Складка на его брюках была так сильно заглажена, как
будто он родился плоским и с течением времени разбух, а вдоль спины шла еще
одна складка, как у тех человечков, которых дети вырезают из сложенной бумаги.
Могу прибавить, что по лицу его было не заметно, чтобы он это сознавал, - лицо
было добродушное и, если не считать квадратного подбородка, совершенно
неинтересное и заурядное.
- Забыли меня, - сказал он кратко, протягивая руку, - а ведь я из Солано,
в Калифорнии. Мы там встречались весной пятьдесят седьмого года. Я пас овец, а
вы жгли уголь.
В этом напоминании не было и следа намеренной грубости. Просто
устанавливался факт, так это и следовало понимать.
- Я вас вот зачем окликнул, - сказал он, когда мы обменялись рукопожатием.
- Минуту назад я видел вас вон в той ложе, вы болтали с девушкой, - такая
бойкая, недурненькая. Не скажете ли вы, как ее зовут?
Я назвал известную красавицу из соседнего города, которая в последнее
время волновала сердца жителей Нью-Йорка; в особенности был ею пленен
блестящий и очаровательный молодой Дэшборд, стоявший рядом со мной.
Человек из Солано подумал с минуту и сказал:
- Так и есть! Фамилия та самая! Это она и есть!
- Вы с ней знакомы? - спросил я в изумлении.
- Д-да, - ответил он с заминкой. - Я познакомился с ней месяца четыре
назад. Она ездила по Калифорнии со своими знакомыми, и первый раз я ее увидел
в поезде, не доезжая Рено. Она потеряла багажную квитанцию, а я нашел ее на
полу, отдал ей, и она меня поблагодарила. Вот я и думаю: пожалуй, неловко
будет не зайти к ней, знакомая все-таки. - Он замолчал и вопросительно
взглянул на нас.
- Уважаемый, - вмешался блестящий и очаровательный Дэшборд, - если вы
сомневаетесь, приличен ли ваш костюм, прошу вас, не задумывайтесь ни на
минуту. Обычай - тиран, это верно, он заставляет нас с вашим другом одеваться
на особый лад. Но, смею вас уверить, оливково-зеленый цвет вашего сюртука
великолепно сочетается с нежной желтизной галстука, а жемчужно-серые панталоны
гармонируют с ярко-голубым жилетом и прекрасно оттеняют блеск вашей массивной
часовой цепочки нового золота.
К моему удивлению, человек из Солано не стал его бить. Он с невозмутимой
серьезностью взглянул на насмешника и спокойно сказал:
- Так вы, может, не откажетесь проводить меня к ней?
Надо сознаться, Дэшборд слегка растерялся. Но тут же овладел собой и с
ироническим поклоном повел его в ложу. Я пошел за ними.
Красавица оказалась воспитанной девушкой, дочерью воспитанной матери и
внучкой воспитанной бабушки и, когда Дэшборд, не щадя соланца, иронически
представил его, сразу поняла положение. К удивлению Дэшборда, она придвинула
стул, усадила соланца рядом с собой и, повернувшись спиной к Дэшборду,
вступила с ним в беседу на виду у блестящей публики, которая уставила на нее
не меньше сотни лорнетов.
Здесь, чтобы придать рассказу романтичность, мне хотелось бы сказать, что
соланец оживился и показал себя с лучшей стороны - проявил блестящее остроумие
или природный ум. Но нет, он оказался как нельзя более скучен и г



Назад