Гарт Фрэнсис Брет - Млисс



Фрэнсис Брет Гарт
МЛИСС
Глава I
Как раз в том месте, где Сьерра-Невада переходит в волнистые предгорья и
реки становятся не такими быстрыми и мутными, на склоне высокой Красной горы
расположился Смитов Карман. Если на закате солнца смотреть на поселок с
ведущей к нему красной дороги, то в красных лучах и в красной пыли его белые
домики кажутся гнездами кварца, вкрапленными в гору. Красный дилижанс с
пассажирами в красных рубашках много раз пропадает из виду на извилистом
спуске, неожиданно появляется вновь и совершенно исчезает из глаз в сотне
шагов от поселка. Вероятно, благодаря этим неожиданным поворотам дороги
прибытие нового лица в Смитов Карман обычно сопровождается странным
обстоятельством. Выйдя из дилижанса на станции, самонадеянный путешественник
непременно направится в сторону от поселка в полной уверенности, что идет куда
следует. Рассказывают, что какой-то старатель встретил одного из таких
самонадеянных пассажиров в двух милях от поселка, с ковровым саквояжем,
зонтиком, журналом "Харперс" и прочими атрибутами "цивилизации и культуры", в
безуспешных поисках Смитова Кармана шествующего в обратную сторону по той
самой дороге, по которой он только что приехал.
Если путешественник наблюдателен, своеобразие пейзажа до некоторой степени
вознаградит его. Глубокие расселины в склоне горы и оползни красной глины
больше напоминают первобытный хаос, чем результаты человеческих трудов; на
половине спуска длинный и узкий желоб растопыривает свои уродливые лапы над
пропастью, словно гигантский скелет допотопного ископаемого.
На каждом шагу дорогу пересекают канавы поуже, таящие в своих желтых
глубинах мутные ручьи, которые спешат тайно соединиться с желтой рекой внизу;
кое-где виднеются разрушенные хижины с торчащей трубой и очагом, открытым
ветру.
Своим происхождением Смитов Карман обязан некоему Смиту, обнаружившему
Карман на том месте, где стоит теперь поселок. Пять тысяч долларов были
выбраны из него Смитом в первые полчаса. Три тысячи долларов были истрачены
Смитом и другими на сооружение желоба для промывки золота и на рытье шурфов. А
потом оказалось, что участок Смита - просто карман, который легко опустошить,
как и другие карманы. Хотя Смит дорылся до самых недр Красной горы, эти пять
тысяч были первой и последней наградой за его труды. Гора не выдала своей
золотой тайны, а желоб спустил в реку последние деньжонки Смита. Смит занялся
разработкой кварцевых жил, затем дроблением кварца, затем установкой грохотов
и рытьем канав, а там легко докатился и до содержания салуна. Скоро стали
поговаривать, что Смит сильно пьет, потом стало известно, что он горький
пьяница, потом люди, как водится, начали думать, что он сроду был такой. К
счастью, поселок Смитов Карман, как и большинство таких поселков, не зависел
от судьбы своего основателя, и теперь не он, а другие закладывали шурфы и
находили карманы. И вот Смитов Карман превратился в городок с двумя
галантерейными лавками, двумя гостиницами, конторой дилижансов и двумя первыми
в поселке семействами. Время от времени единственная улица поселка, непомерно
растянувшаяся в длину, благоговейно созерцала последние моды Сан-Франциско,
выписанные с нарочным исключительно для двух первых семейств. Тогда поруганная
природа выглядела еще более неказистой, и большинство населения, которому день
субботний напоминал не о нарядах, а только о необходимости помыться и
переменить белье, видело в этом франтовстве личное оскорбление. Была в поселке
и методи



Назад