Гарт Фрэнсис Брет - Монте-Флетская Пастораль (Как Старик Планкет Ездил Домой)



Фрэнсис Брет Гарт
МОНТЕ-ФЛЕТСКАЯ ПАСТОРАЛЬ(1)
(Как старик Планкет ездил домой)
Все мы очень его любили. Даже после того как он окончательно запутал дела
компании "Дружба", не нашлось человека, который не посочувствовал бы ему, хотя
многие из нас сами были пайщиками и оказались в числе потерпевших. Помню,
кузнец так разошелся, что заявил:
- А тех, кто взвалил старику на плечи такую ответственность, надо попросту
линчевать!
Но кузнец пайщиком не был, и к его словам отнеслись как к вполне
извинительному чудачеству отзывчивой и широкой натуры, на которое, принимая во
внимание могучее телосложение кузнеца, приходилось смотреть сквозь пальцы. Так
по крайней мере сказал кто-то из нас. Однако все мы жалели, что несчастье
расстроит заветную мечту старика "съездить домой". Как-никак он собирался
"домой" уже десять лет. Сборы начались через полгода после его появления в
Монте-Флете. Это тянулось из года в год: он поедет, как только пройдут первые
дожди. Поедет сразу же после дождливого сезона. Поедет, как только кончит
рубить лес на Оленьей горе, как только откроет золотую жилу на холме Эврика,
как только можно будет выгонять скот на Даус-Флет, как только компания
"Дружба" выплатит первые дивиденды(2), как только проведут выборы, как только
придет ответ от жены. Но годы проходили, весенние дожди начинались и
кончались, лес на Оленьей горе вырубили дочиста, выгон на Даус-Флете поблек и
высох, холм Эврика расстался со своим золотом и разорил владельца, первые
дивиденды компании "Дружба" выплатили из имущества пайщиков, в Монте-Флете
были выбраны новые представители власти, жена писала и все звала его, а старик
Планкет по-прежнему оставался в поселке.
----------
(1) Здесь: описание в духе пасторали (см. стр. 182, 276).
(2) Дивиденды - доход, периодически выплачиваемый держателям ценных бумаг
(акций) из прибылей акционерного общества.
Впрочем, справедливости ради следует уточнить, что попытки к отъезду
предпринимались. Пять лет назад старик Планкет распрощался с Монте-Хиллом,
обменявшись со всеми горячими рукопожатиями. Но дальше ближайшего городка он
так и не двинулся. Там ему всучили гнедую кобылу в обмен на буланого жеребца,
на котором он уехал, и эта сделка не замедлила открыть его пылкому воображению
необъятные, заманчивые просторы будущих спекуляций.
Спустя несколько дней Эбнер Дин получил письмо, в котором старик Планкет
сообщал, что едет в Висалию покупать лошадей.
"Я весьма удовлетворен, - писал он со свойственной его письмам
высокопарностью, - я весьма удовлетворен тем обстоятельством, что мы
наконец-то добрались до истинных богатств Калифорнии. Когда-нибудь весь мир
будет взирать на Даус-Флет как на коннозаводческий центр. Ввиду серьезности
предприятия я отложил свой отъезд на месяц". Прошло целых два месяца, прежде
чем старик вернулся к нам с пустыми карманами. Через полгода он уже скопил
денег на поездку в Восточные штаты и на этот раз доехал до самого
Сан-Франциско.
У меня сохранилось письмо, полученное через два-три дня после его приезда
в Сан-Франциско, и я позволю себе привести оттуда несколько строк: "Как вы уже
знаете, друг мой, я всегда считал, что искусство игры в покер, который
несправедливо приравнивают к азартным играм, пока что переживает в Калифорнии
свой младенческий возраст. Я не раз задумывался над тем, нельзя ли изобрести
совершенную систему, следуя которой умный человек сумеет извлекать из покера
постоянную прибыль? Эту систему я пока что не могу вам открыть, но я не уе



Назад