Гейне Генрих - Путевые Картины



Генрих Гейне
Путевые картины
* Путешествие по Гарцу *
ПРЕДИСЛОВИЕ К ФРАНЦУЗСКОМУ ИЗДАНИЮ 1834 ГОДА
Всегда будет представляться трудным решение вопроса, как надлежит
переводить немецкого писателя на французский язык. Следует ли опускать там и
здесь мысли и образы, в тех случаях, когда они расходятся с цивилизованными
вкусами французов и когда они могли бы показаться им преувеличением,
неприятным и даже смешным? Или не следует ли вводить неприлизанного немца в
прекрасный парижский свет, со всей его зарейнской оригинальностью,
фантастически расцвеченного германизмами и перегруженного чрезмерно
романтической орнаментацией? Что до меня, то, на мой взгляд, не следует
передавать неприлизанный немецкий язык прирученной французской речью, и я
предстаю здесь самолично в моем прирожденном варварстве наподобие индейцев
шаррюасов, которым вы оказали прошлым летом столь благосклонный прием. Ведь
я тоже боец, каким был великий Такуабе. Он умер, и бренные останки его
благоговейно сохраняются в зоологическом музее Jardin des Plantes1, этом
Пантеоне животного царства.
Эта книга -- балаган. Войдите, не бойтесь. Я не такой злой, как
кажется. Я раскрасил себе лицо такими страшными красками лишь для того,
чтобы в бою напугать моих врагов. В сущности же, я кроток, как ягненок.
Успокойтесь и подайте мне руку. И мое оружие тоже можете потрогать, даже лук
и стрелы, ибо я затупил их наконечники, как делаем мы, варвары, всегда,
приближаясь к священному месту. Между нами говоря, эти
__________________
1 Ботанического сада (фр.). Речь идет о знаменитом ботаническом и
зоологическом саде в Париже.
5
стрелы были не только остры, но и ядовиты. Ныне они совершенно
безвредны и безобидны, и вы можете развлечься, рассматривая их пестрое
оперение; даже ваши дети могли бы поиграть ими.
Расстанусь с татуированным языком и стану объясняться по-французски.
Стиль, связь мыслей, переходы, резкие выходки, странность выражения --
словом, весь характер немецкого подлинника дословно, насколько это было
возможно, воспроизведен в этом французском переводе
"Reisebilder"1. Чувство красоты, изящество, приятность, грация
принесены в жертву буквальной точности. Теперь -- это немецкая книга на
французском языке, которая не имеет притязаний понравиться французским
читателям, но лишь познакомить их с чужеземным своеобразием. Словом, я
намерен поучать, а не только развлекать. Таким именно способом мы, немцы,
переводили иностранных писателей, и это было нам полезно: здесь мы усваивали
новые точки зрения, словесные формы и обороты речи. Такое приобретение не
повредит и вам.
Предположив прежде всего познакомить вас с характером этой экзотической
книги, я не видел необходимости представлять ее вам в полном виде прежде
всего потому, что многие эпизоды в ней, основанные на местных намеках и на
намеках, отражающих современность, на игре слов и иных особенностях этого
рода, не поддавались французской передаче; далее, потому, что многие места,
со всей враждебностью направленные против лиц, неизвестных во Франции, могли
во французском переводе подать повод к самым неприятным недоразумениям. В
связи с этим я опустил главный отрывок, где дано было изображение острова
Нордерней и немецкой знати. Отдел об Англии сокращен более чем вдвое; все
это относилось к тогдашней политике. Те же побуждения заставили меня
отказаться от ряда глав в отделе "Италия", написанном в 1828 году. И все же,
сказать правду, мне пришлось бы пожертвовать всем этим отделом, если бы



Назад