Гельдлин Мишель - Ветер Умирает В Полдень



Мишель ГЕЛЬДЛИН
ВЕТЕР УМИРАЕТ В ПОЛДЕНЬ
Анонс
Мишель Гельдлин - франкоязычный писатель, автор десяти романов и
публицистических книг, которые неоднократно издавались и переиздавались в
Швейцарии, Германии, США и Канаде. Книги М.Гельдлина, как, правило, вызывают
широкие отклики в прессе. "Настоящий писатель-репортер, превращающий жизнь в
предмет искусства", - говорят о нем литературные критики. В основе уже
изданного во многих странах романа "Ветер умирает в полдень" - реальный факт,
который потряс всю Америку. Информация о загадочной смерти молодого
американца, растиражированная СМИ, долетела и до швейцарского города Веве, где
жил Мишель Гельдлин. И писатель устремился в Вайоминг, где несколько месяцев
собирая свидетельства очевидцев этой драмы. Так родился роман-детектив "Ветер
умирает в полдень".
Глава 1
Ночь с 2 на 3 февраля, семь минут первого
В последний раз Дэвида Уоррена видели живым в баре "Бакинг Бронко", хотя
никто тогда этого еще не знал, даже сам Дэвид.
В затылке - тяжесть. Музыка и разговоры сливаются в оглушающий шум. Дэвид
рассеян, ему не по себе. Какая тоска!
Коричневая нейлоновая рубашка липнет к влажной спине, давит подмышками,
стесняет шею. Хочется развязать галстук, расстегнуть верхнюю пуговицу
воротника.
После звонка Шеффера, хозяина агентства "Бэннистон", прошло две недели. За
это время Дэвид мог бы прийти в себя и вновь устремиться к вершинам, что
всегда так манили его. Но после всего, что произошло, у него поубавилось
энтузиазма.
"Что со мной? Слышу все, как сквозь сон... Синий дым, золотой свет ламп...
Локоть упирается в штукатурку... До чего же я устал! Все какое-то
ненастоящее."
Дэвид гладит сильными пальцами лакированное дерево стойки, поднимает
стакан. Бронзовый отсвет хлебной водки в капельках влаги на запотевшем стекле.
Тающие кубики льда. Мокрый кружок на стойке. Дэвиду нравится в "Бакинг
Бронко".
Он делает глоток. Виски согревается во рту, и он с наслаждением вбирает в
себя его горький запах.
"То мне холодно, то душно... Что это со мной? Ну, сколько я буду
прикидываться, что мне все интересно?! Надо побыть одному. Подумать, принять
решение. Уйти, заснуть.., заснуть..."
Он прикуривает смятую сигарету от длинного трутового фитиля латунной
зажигалки, дешевой вещицы, которая напоминает ему о былых приключениях. В
памяти оживают мечты о бегстве, бескрайние просторы, пустыни его души, куда
более обширные и бесплодные, чем необъятная и суровая Красная пустыня.
За месяц Дэвид привязался к Рок-Риверутак сильно, как только может
привязаться скиталец. Он чувствует, что ему недолго осталось жить в этом
городе, какое бы решение он ни принял. Все, с Рок-Ривером покончено. С
Рок-Ривером? Или с ним самим?
Дэвид расплачивается. И в этот миг его глаза встречаются с напряженным
взглядом Барбары. Она одна за столиком. Дэвид делает шаг в ее сторону - но тут
же отворачивается и выходит. Ощущение вины перед этой молодой женщиной еще
больше обостряет чувство одиночества. Обманывал он ее или нет? Скорее это были
его обычные фантазии, грезы, а не ложь. Ну, кроме того случая... Вернуться?
Молить ее о прощении?..
Вот если бы она устроила ему сцену, оскорбила его, дала пощечину, он
сказал бы ей: "Постарайся понять меня, Барбара, - и начнем все сначала, как
будто мы встретились впервые сегодня вечером".
Но в больших серых глазах Дэвид читает только сострадание и тоску, ни тени
упрека, и он не выдерживает этого взгляда. У него нет сил для трудного и
безнадежного разговора. Нет,



Назад