Геммел Дэвид - Кровь-Камень (Шэнноу - 3)



Дэвид ГЕММЕЛ
ШЭННОУ - 3
КРОВЬ-КАМЕНЬ
Перевод с английского И.Г. Гуровой
Анонс
Он - Йон Шэнноу Воин Света, охотник за Зверем Тьмы. Он - Йон Шэнноу.
Одинокий всадник. Волк скалистых пустынь, в которые мир обратился триста
лет назад. Хищник среди хищников, стрелок среди стрелков, человек, в
совершенстве постигший новый закон бытия - УБЕЙ ИЛИ УМРИ.
Но теперь УМЕРЕТЬ будет куда легче, чем УБИТЬ. Потому что - прорвана
завеса, разделяющая мир людской и мир, с людским граничащий. Потому что -
предстоит Йону Шэнноу схватка не с богом, не с демоном даже, но -
воплощенным Голодом, Злом, уже пожравшим всю силу жизни своего мира и
пожирающим теперь жизнь мира нашего.
ПРОЛОГ
Я видел падение миров и гибель народов. Из облаков я наблюдал, как
безмерная приливная волна катилась по берегу, поглощая города, погребая в
водяной мгле неисчислимые множества.
День занялся тихим, но я знал, чему суждено быть. Город у моря
просыпался, его улицы были забиты машинами, тротуары кишели прохожими,
ветвящиеся артерии его подземки еле справлялись с людскими потоками.
Последний день был мучительно тягостным, ибо у нас была паства,
которую я научился любить, - богобоязненные, добросердечные, щедрые духом
люди. Как тяжко смотреть на мириады таких, как они, и знать, что еще до
истечения суток они предстанут перед своим творцом.
И потому меня удручала великая печаль, пока я шел к
серебристо-голубому самолету, которому предстояло унести нас в вышину
навстречу будущему. Мы ожидали взлета, а солнце клонилось к закату во всем
своем блеске. Я застегнул ремни и достал мою Библию в тщетных поисках
утешения. Савл сидел рядом со мной и смотрел в окно.
- Красивый вечер, Диакон. - сказал он.
Воистину! Однако ветра перемен уже пробуждались.
Мы плавно взмыли в воздух, и пилот сообщил нам, что погода меняется,
но мы достигнем Багам раньше бури. Я знал, что так не будет.
Мы поднимались все выше, выше, и первым знамение заметил Савл.
- Как странно, - сказал он. дергая меня за плечо. - Солнце словно бы
снова восходит.
- Сей день - последний, Савл, - сказал я ему.
Взглянув вниз, я увидел, что он расстегнул ремни. Я велел ему снова их
застегнуть. Едва он это сделал, как первый из устрашающих ветров ударил в
самолет и чуть было его не перевернул. В воздух взвились чашки, книги,
сумки, а у наших спутников вырвался вопль ужаса.
Савл крепко зажмурил глаза, вознося молитву, но я хранил спокойствие.
Наклонившись вправо, я смотрел в окно. Огромная волна катилась к берегу.
Я подумал о жителях города. Ведь многие даже теперь просто созерцают
то, что сочли чудом. - заходящее солнце снова восходит. Быть может, они
улыбаются или хлопают в ладоши от изумления. Затем их взгляды обратятся к
горизонту. Сначала они подумают, что его заволакивает черная грозовая туча.
Но вскоре станет ясной страшная правда! Море поднялось навстречу небу и
надвигается на них кипящей стеной, неся смерть.
Я отвел взгляд. Самолет затрясся, поднялся выше, провалился - такой
беспомощный перед сокрушительной силой ветра. Все пассажиры поверили в
неминуемость смерти. Все, кроме меня. Я знал.
И бросил последний взгляд в окно. Город теперь казался таким
маленьким, что его мощные башни выглядели не длиннее детских пальчиков.
Окна башен светились, улицы все еще были запружены машинами.
И тут они исчезли. Савл открыл глаза, и ужас его был велик.
- Что это. Диакон?
- Конец мира, Савл.
- И мы умрем?
- Нет. Пока еще нет. Скоро ты узнаешь, что Господь уготовил нам.
Самолет швыряло в



Назад