Геммел Дэвид - Черная Луна



sf_fantasy Дэвид Геммел Черная Луна Говорят — до того, как в мир этот пришли люди, был он полем битвы величайшей войны трех Старших Рас — мирных олторов, умевших открывать порталы в параллельные реальности, союзников их — мудрых эльдаринов, способных чарами сворачивать пространства в огромные «жемчужины», и врагов олторов и эльдаринов — кровожадных даротов, коих практически невозможно было победить.
Говорят — эльдарины в последний свой час замкнули себя и недругов-даротов внутри величайшей из «жемчужин» мира — Черной Луны…
…Прошли века и века. Люди, населявшие мир, начали охоту за Черной Луной — и случайно выпустили на волю заточенных даротов. Вновь начинается великая война.

Война «меча и магии». Война, исход которой решат трое — девушка-воительница, стальной рукой правящая наемничьим отрядом, отчаянный авантюрист, в теле коего живет «брат-демон», и юный музыкант — хранитель последних остатков древней эльдаринской магии…
Dark Moon ru en Т. Кухта Roland ronaton@gmail.com FB Tools 2005-12-19 97FE2C02-83A8-4988-9BFC-9543FDC1C9FF 1.0 Черная Луна АСТ Москва 2002 5-17-014354-0 Дэвид Геммел
Черная Луна
ГЛАВА ПЕРВАЯ
Тарантио был воином. А до того — моряком, шахтером, объездчиком лошадей и писарем-помощником престарелого писателя. А еще раньше он был ребенком — тихим и одиноким, который жил со вдовым отцом, что напивался по утрам и рыдал вечерами.
Мать Тарантио была акробаткой в бродячей цыганской труппе, дававшей представления на приемах и вообще везде, где собирался народ. Это от нее унаследовал Тарантио проворные ноги, быстрые ловкие руки, темные волосы и смуглое красивое лицо.

Она умерла от чумы, когда Тарантио едва минуло шесть. Он почти не помнил ее — только облик хохочущей женщины-ребенка, что подкидывает его в воздух. От отца — Тарантио очень на это надеялся — он не взял ничего.

Кроме, быть может, демона, что жил в нем и звался Дейс.
Тарантио стал уже молодым мужчиной, и большую часть его жизни Дейс прожил с ним.
По пещере шуршал стылый ветер. Тарантио, опасаясь вшей, стриг темные курчавые волосы очень коротко, и теперь сквозняк холодил шею. Тарантио поднял ворот толстого серого плаща и, вытащив один из коротких мечей, положил его так, чтобы был под рукой.

Снаружи шел проливной дождь, и вода с шумом скатывалась с обрывов. Преследователи наверняка тоже где-нибудь укрылись.
— А может, они за порогом, — прошептал в его голове голос Дейса. — Подкрадываются к нам. Собираются перерезать нам глотки.
— Вечно ты так, Дейс. Лишь бы убить побольше.
— Каждому свое, — добродушно парировал Дейс. Тарантио слишком устал, чтобы продолжать спор, но вмешательство Дейса заставило его помрачнеть. Семь лет назад война смерчем обрушилась на герцогства, затягивая людей в свое гневное сердце.

Там, в круговерти бури, она вскармливала их ненавистью и наполняла любовью к разрушению. Демон Войны многолик, но он лишен лика доброты. Глаза его — смерть, плащ — мор, пасть — голод, руки — тьма и отчаяние.
Война и Дейс были созданы друг для друга. В алчущем сердце зверя Дейс ликовал. Люди восхищались им за умение убивать, за смертоносный талант.

Они искали его, как редкостный талисман.
Дейс был убийцей. Было время, когда Тарантио знал, сколько народу умерло под его клинком. А еще раньше было время, когда он помнил каждое лицо.

Теперь же в памяти его сохранились лишь двое: первый, с выпученными глазами и отвисшей челюстью, заливающий кровью атласные простыни, и второй — гибкий бородатый вор и убийца, чьими мечами сейчас владел Тарантио.
Тарантио подбросил в огонь пару сучь



Назад