Геммел Дэвид - Яростный Клинок (Риганты - 1)



Дэвид Геммел
Яростный Клинок
(Риганты-1)
Пер. с англ. М. Рыжковой
Далеко в зеленых холмах, в селении Три Ручья, в племени, что
поклонялось богам Воздуха и Воды и почитало духов Земли, в ночь страшной
бури родился он - великий герой, чей жребий предсказан был звездами. Тот,
коему суждено было стать Яростным Клинком - воином, которому, согласно
древнему пророчеству, надлежит схватиться со всей мощью жестокой армии
Каменного Города, что лавиной обрушится на мирные земли риганта. Так
начинается сказание о Яростном Клинке. Сказание о силе меча и силе магии, о
самоотверженном мужестве и изощренном коварстве, о ведьмах и призраках,
людях и богах. Так начинается новая увлекательная фэнтези-сага Дэвида
Геммела - автора знаменитого "Дренайского цикла"!
ПРОЛОГ
Я видел его в последний раз, когда был еще совсем ребенком, худеньким
светловолосым парнишкой. В тот день мне исполнилось одиннадцать. Накануне
родами умерла моя сестра и вместе с ней покинул мир ее малыш. Мой давно
овдовевший отец был безутешен; я оставил его наедине с горем, уйдя с утра
пораньше с фермы. Мне тоже было грустно, но к печали примешивалось и
чувство жалости к себе. Ведь, умерев, Ара испортила мой день рождения. До
сих пор мне стыдно за те давние мысли.
Почти все утро я бродил по лесам, представляя себя великим воином,
героем, сражающимся с врагами, самым лучшим бойцом на свете. Я даже дал
себе имя - Король Яростный Клинок.
Когда-то я видел настоящего короля, проезжавшего с несколькими
спутниками мимо нашей фермы. Они остановились ненадолго возле нее, и отец
предложил им хлеба и воды. Король спешился, поблагодарил отца и завел
разговор о засушливом лете. Тогда, в пятилетнем возрасте, мне запомнились
лишь его огромный рост и странные глаза: один - золотисто-карий, а другой -
зеленый, как изумруд. Отец рассказал королю о том, что нашего быка убила
молния, и три дня спустя незнакомый воин привел нам превосходного
круторогого быка. С тех пор отец стал предан королю всем сердцем.
В одиннадцать лет мне посчастливилось увидеть его вновь. Устав играть
в одиночестве, я отправился к кузену, жившему в трех милях от нас в
Рифтовой долине. Кузен покормил меня и попросил помочь нарубить дров. Я
ставил полешки на низкий широкий пень, а он с размаху раскалывал их
пополам. Закончив, мы уложили дрова в поленницу возле северной стены дома.
Я порядком устал и хотел остаться на ночь, но знал, что отец будет
беспокоиться. Поэтому за час до темноты я все-таки отправился домой через
поросшие лесом крутые холмы Бальга. Мой путь пролегал недалеко от Каменного
Круга. Отец рассказывал, что его сложили великаны в незапамятные времена, а
тетя утверждала, что, проклятые Таранисом, они окаменели. Так или иначе,
Круг - чудесное место. В нем восемнадцать огромных камней, каждый не меньше
восемнадцати футов в высоту. Они из твердого золотистого камня, совсем не
похожего на серый гранит Друагских гор. Несмотря на это, я бы ни за что не
стал подходить к Кругу, если бы в лесу не наткнулся на стаю волков. Волки
редко нападают на людей, напротив, стараются избегать встречи с ними; их
легко понять - ведь мы убиваем этих тварей, когда только можем. Вожак стаи
стоял неподвижно, не отрывая от меня золотистых глаз. Меня пробрала дрожь,
и я понял: этот волк не испугался. Через мгновение он атаковал. Уронив
камень, подобранный для защиты, я бросился прочь. Зная, что стая гонится за
мной, я мчался что было сил, перепрыгивая через поваленные деревья и
продираясь сквозь буре



Назад