Геммел Дэвид - Легенда О Побратиме Смерти



sf_fantasy Дэвид Геммел Легенда о Побратиме Смерти Он — Друсс. Защитник Дрос-Дельноха. Самый прославленный из героев Дреная. Он — Друсс. Воин, чье каждое деяние становится легендой.

И одна из этих легенд — легенда о Глазах Альказарра. О двух драгоценных камнях, в коих, как говорят, заключена великая магия. О сокровище, которое Друсс должен отыскать любой ценой. Даже если для этого надо пройти через таинственную Пустоту.

Даже если во имя этого придется сразиться с демонами Мрака и освободить из плена дух величайшей из колдуний былого. Даже если ради этого он станет побратимом самой Смерти...
ru Н И Виленская pk FB Tools 2005-01-08 F7AC52D4-0918-4511-A465-332A1B92086D 1.0 Легенда о Побратиме Смерти Издательство АСТ Москва 2000 5-17-002032-5 Дэвид Геммел
Легенда о Побратиме Смерти
«Легенда о Побратиме Смерти» с любовью посвящается Хотцу де Баарсу, Большому Озу, который блуждает по долинам мертвых компьютеров и находит романы, затерянные в пустоте; который щедро делится своим временем, своей энергией и своим талантом, но только не своими бисквитами. А также юному Озу, убедившему меня, что «Цивилизация» мне не по зубам; его сестре Клэр, мастерице барбекю, и Элисон за ее гостеприимство.
ПРОЛОГ
Серп месяца висел над Дрос-Дельнохом. Пеллин стоял, тихо глядя вниз, на освещенный луной надирский лагерь. Тысячи воинов, что собрались там, завтра ринутся на приступ через узкую, политую кровью полоску земли, таща за собой лестницы и крючья.

Их рев, зовущий к битве и смерти, снова, как и сегодня, ужаснет его, пронзит кожу ледяными иглами. За всю его короткую жизнь Пеллину еще ни разу не было так страшно. Убежать бы, спрятаться, скинуть с себя эти нелепые доспехи и ускакать домой, на юг.

Надиры накатывали волна за волной, и их вопль был полон ненависти. Неглубокая рана у левого плеча Пеллина ныла и чесалась. Джилад сказал, что это хорошо — значит заживает.

Но Пеллин знал: может быть еще хуже. Он видел, как бьются и кричат его товарищи с раскроенными зазубренными мечами животами... Нет, лучше не вспоминать.
С севера задул холодный ветер, гоня перед собой темные дождевые тучи. Пеллин вздрогнул, живо представил себе теплый дом с соломенной крышей и очагом, выложенным из камня. В такие холодные ночи они с Карой лежали в постели, ее голова покоилась у него на плече, а левая нога грела его ляжки.
Они лежали в мягком красном свете угасающего огня и слушали, как за стенами воет ветер.
Пеллин вздохнул.
— Прошу тебя, не дай мне умереть здесь, — прошептал он слова молитвы.
Из двадцати трех добровольцев, его односельчан, осталось только девять. Пеллин посмотрел назад, на защитников, спящих рядами между третьей и четвертой стеной. Разве способна эта горстка сдержать войско, подобного которому еще не видел свет?

Нет, не способна.
Он снова обернулся к надирскому лагерю и полю недавней битвы. С убитых дренаев сорвали доспехи, забрали оружие, трупы сожгли. Над Дросом еще долго висел черный маслянистый дым, омерзительно пахнущий горелым мясом.
«Я тоже мог быть среди них», — подумал Пеллин, вспоминая бойню при взятии второй стены.
Дрос-Дельнох — самая мощная крепость на свете: шесть высоких стен, крепкий замок. Никогда еще Дрос-Дельнох не сдавался врагу — но никогда и не сталкивался с такой несметной силой. Пеллину казалось, что надиров больше, чем звезд на небе.

Первую стену защитники оставили после ожесточенных боев — она самая длинная и удерживать ее труднее всего. Защитники отошли назад тихо, ночью, сдав стену без дальнейших потерь. Но сдача второй стены далась дорого



Назад