Генри Уилл - Золото Маккенны



Уилл ГЕНРИ
ЗОЛОТО МАККЕННЫ
ПОСЛЕДНИЙ АПАЧ
- Скажи, ты жаден до золота, Маккенна? - спросил древний воин. - Неужто ты похож на всех тех белых, что раньше встречались на моем пути? Отдашь ли ты жизнь, честь, честь своей женщины за желтый металл?
Белый человек никак не мог понять, откуда старому апачу известно его имя, потому что сам он с этим индейцем раньше не встречался. Не знал, к какому клану принадлежит старик, с какой ранчерии пустился путешествовать по этой дикой пустыне - ничего.

Не знал даже, где он потерял сознание. Слепящим глаза знойным полуднем Маккенна отыскал апача среди каменной пустоши, но откуда он приполз, ему было неизвестно. Старик стоял на пороге смерти, но говорил о золоте.

Этого рыжий старатель понять не мог, поэтому его умные голубые глаза сузились и потемнели от досады.
- Что ты, собственно, имеешь в виду? - задал он встречный вопрос. - Похоже, речи о желтом металле не было. - Он заговорил по-испански, как и старый индеец. Услышав знакомый язык, апач довольно кивнул
- Верно, - сказал он. - Но, знаешь, мне хотелось как-то отблагодарить тебя за любезность Ты ведь знаком с обычаями моего племени: не в наших правилах оставлять долги неоплаченными.
- Господи! - улыбнулся белый. - Еще бы мне не знать людей твоего племени: одиннадцать лет я довольно удачно избегал встреч с ними. Ты это имел в виду, говоря о том, что я вас знаю?
- Айе! - откликнулся старик - Именно А теперь скажи, Маккенна, ты слыхал о каньоне Дель Оро? О том месте, которое апачи называют Сно-та-эй?
- Ты говоришь о древней легенде Каньон Забытого Золота?
- Да, о том, что нашел один белый во времена вождя Нана.
- Это был Эдамс. Значит, речь идет о Руднике Погибшего Эдамса? Не теряй времени и сил, старик. Я старатель, а не охотник за призраками.

Обманки типа этой - не для меня.
- Но ты знаешь эту историю?
- Разве есть в Аризоне хоть один белый, который бы ее не знал? Или давай по-другому: существует ли на Дальнем Западе хотя бы один человек, не слыхавший об Эдамсе и каньоне самородного золота?
- Легче, легче, - сказал апач. - Я просто хотел узнать, знаешь ли ты об этом месте, или нет.
- Знать об этом месте, значит не знать ничего, вот так-то, старик, - сказал Маккенна не без теплоты в голосе. - В этой стране "золотых каньонов" сотни. Эти россказни о затерянных сокровищах прилипчивее, чем песчаные мушки.
- Правда, правда...
Старик вздыхал, со свистом произнося слова, его слезящиеся глаза уставились поверх головы старателя на поднимающиеся от песка волны жара.
- Я люблю эту землю, - проговорил он. - Сердце мое ноет от печали при мысли о расставании с ней.
Маккенна кивнул. Сам он был довольно молод, но успел уже многое повидать в этой жизни.
- Не хочется уходить, даже когда настает время, - ответил он. - Человек не верит в то, что он настолько уж постарел или устал от жизни.
- И это правда, - сказал старик, - сущая правда.
Белый встал и вышел из тени, которую отбрасывала нависающая над ними огромная скала, охранявшая исток ручья от выгоревшей пустыни, затянутой в ожерелье желтых гор на сотни миль вокруг. Потом задумчиво передвинул одну из ног старика с солнцепека в тень. Намочив в ручейке собственный шейный платок, Маккенна вымыл им лицо старого индейца, выжимая материю так, чтобы капли воды стекли с морщинистого лица на рубашку и грудь апача.
- Хорошо, - сказал тот. - Очень хорошо. Меня удивляет то, что ты, белый, так заботишься - и о ком? Об апаче!
Маккенна вновь улыбнулся и пожал плечами.
- Я не из тех, кто докапывается до причин с



Назад