Герберт Фрэнк - Дюна 15



Дом глав родов: Дюна
Фрэнк Герберт
Хроники Дюны #6
Эта сага, в которой сплетаются различные аспекты политики, экономики, социологии, психоанализа, религиеведения, экологии и, конечно же, философии, получила заслуженное признание: любовь десятков миллионов читателей и множество самых престижных литературных премий мира. Смертельная ненависть и фанатичная преданность, слепая вера и сила разума, наука и мистика, жестокость и самопожертвование – все отражено в этой книге.
События происходят в далеком будущем, через 24 тысячелетия после того момента, когда вы читаете эти строки, в квазифеодальной мультигалактической Империи.
Прошло 10 тысяч лет после Бутлерианского Джихада, ужасной войны, в которой человечеству удалось свергнуть иго машинного разума. Компьютеры под строжайшим запретом. Фундаментом существования Империи является Великая Конвенция, регулирующая отношения между Императором, Лансраадом (вселенским парламентом, состоящим из представителей Великих Домов) и Космической Гильдией, обладающей монополией на межпланетные перевозки.
* * *
Тем, кому хотелось бы повторить прошлое, обязательно следует держать под контролем преподавание истории.
    Кода Бене Джессерит
Когда дитя-холла вышло из первого акслотль-автоклава Бене Джессерит, Преподобная Мать Дарви Одрейд приказала устроить небольшой скромный праздник в ее личных апартаментах на самой вершине Центрального. Едва рассвело и члены ее совета, Тамейлан и Беллонда, были не в восторге от приглашения, хотя завтрак и должен был подать личный повар Одрейд.
– Не каждой женщине дано присутствовать при рождении ее отца, – заметила Одрейд, когда прочие пожаловались ей, что у них и без того слишком много дел, чтобы позволить себе отвлекаться на «глупости, которые только время отнимают».
По лицу престарелой Тамейлан скользнула тень улыбки.
Лицо Беллонды с крупными резкими чертами не отражало ничего – чаще всего это служило у нее признаком недовольства; так другой на ее месте сдвинул бы брови и нахмурился.
Одрейд задумалась. Быть может, Белл по-прежнему с неприязнью относится к пышной роскоши, окружающей Преподобную Мать? Покои Одрейд явно указывали на ее ранг, возвышавший Мать над прочими Сестрами, но еще яснее – на обязанности, налагаемые этим положением.

Маленькая столовая, например, позволяла ей держать совет с помощниками даже во время трапезы.
Беллонда озиралась по сторонам – явно не могла дождаться возможности уйти. Попытки пробиться сквозь окружавшую ее скорлупу отчуждения не приносили плодов.
– Какое странное чувство: держать на руках младенца и думать – вот мой отец, – молвила Одрейд.
– Незачем повторять это во второй раз! – Беллонда говорила ворчащим баритоном, похожим на урчание в животе.
Несмотря на такую реакцию, она поняла невеселую шутку Одрейд. Старый Башар Майлз Тэг действительно приходился отцом Преподобной Матери.

Одрейд сама собирала клетки – наскребала буквально по одной – чтобы вырастить этого нового гхола, бывшего частью рассчитанного на долгое время «плана вероятности» – если, конечно, они научатся создавать автоклавы Тлейлаксу. Но Беллонда скорее дала бы вышвырнуть себя из Бене Джессерит, чем согласилась бы с замечаниями Одрейд касательно жизнеобеспечения Сестер.
– В такие моменты это кажется мне чересчур легкомысленным, – заявила Беллонда. – Эти безумцы охотятся за нами, жаждут нашего истребления, а ты устраиваешь праздник!
Одрейд с трудом подавила желание дать волю раздражению и ответила как могла мягко:
– Если Чтимые Матры найдут нас прежде, чем мы



Назад